Фев
15
2007 г

Воруют все

Если человек 40 и более часов в неделю проводит в офисе, границы между “офисным” и “личным” в его сознании начинают постепенно размываться. Это относится и к вещам — как компании, так и коллег.

В 2006 г. сайт CareerBuilder.com провел исследование с говорящим названием Office Kleptomania, в котором приняли участие 2200 сотрудников различных компаний. Каждый 10-й респондент признался, что подворовывал на работе, а 38% опрошенных менеджеров по персоналу подтвердили, что им приходилось увольнять сотрудников за воровство. Что касается объектов воровства, то чаще всего ими становились канцтовары, деньги и вещи коллег, оргтехника, офисные картины и растения, а также туалетная бумага, чай и кофе.

Масштабы бедствия

Другое исследование, проведенное маркетинговой компанией Harris Interactive, уточняет масштабы бедствия. 58% сотрудников различных компаний признаются, что используют офисные принадлежности в личных целях. Чаще всего объектами офисной клептомании становятся ручки — хотя бы раз их заимствовали 77% респондентов, за ними следуют стикеры (44%) и скрепки (40%), конверты (32%), блокноты (28%), бумага (27,5%). Наименьшей популярностью пользуются степлеры (7%) и бумажные полотенца (6%).

Только 3% сотрудников попадались на воровстве — но не оттого, что удачно маскировались, а потому, что руководство не воспринимало все перечисленное как воровство. Каждый четвертый опрошенный признался, что брал офисные принадлежности на глазах у руководителя, и только 1% поведали, как в случае поимки с поличным были наказаны.

Плести цепочки

В России подобных исследований пока никто не проводил. Автор этой статьи в приватном порядке опросила около 50 наемных менеджеров различных компаний и получила неутешительные результаты. Примерно 70% опрошенных признались, что регулярно уносят домой офисные канцтовары. Некоторые в психотерапевтических целях. “Я беру скрепки, — откровенничает корреспондент "Ведомостей" Анатолий Воронин. — Люблю плести из них цепочки. Это успокаивает”.

“Спер ты ручку, уволок кошелек или распечатал курсовик для ребенка — разницы нет. Все равно украл у конторы бумагу, ресурс картриджа или электричество”, — категоричен сейлз-менеджер Александр Музланов (назвать свою компанию не захотел).

“Чаще всего воруют канцтовары и чистые CD-DVD диски, — делится наблюдениями генеральный директор компании "Бёрнер Ист" Алла Мишина. — Если есть доступ к товарам хозяйственной группы, то тряпки и чистящие средства”.

“Мои сотрудники при увольнении норовили унести бумагу для факса, файлы, калькуляторы”, — вспоминает генеральный директор компании “Кампа” Роман Каменский.

Чем крупнее компания, тем лояльнее руководство к перерасходу канцтоваров. “Когда сотрудники берут стикеры, ручки и карандаши, это воровством назвать нельзя, — считает генеральный директор компании Begin Group Ольга Гозман. — Я сама могу машинально унести ручку. По большому счету канцелярские принадлежности — не собственность компании, а расходные материалы”. “В конце концов, трудозатраты на контроль расхода скрепок стоят дороже самих скрепок, — добавляет директор по маркетингу и PR компании HeadHunter Ольга Бруковская. — Я не знаю случая, чтобы компания разорилась из-за перерасхода скрепок или ластиков”.

“Таскай, но знай меру” — примерно таким принципом руководствуется большинство руководителей. “Дорогой канцелярии у нас нет, — говорит генеральный директор и владелец ИД GameLande Дмитрий Агарунов, — сотрудники пишут своими ручками, мы покупаем только дыроколы”.

На ловца

К сожалению, невинным заимствованием канцтоваров российский народ не ограничивается. В офисах регулярно пропадают оргтехника, кошельки и даже шубы сотрудников. “Чаще всего сталкиваемся с воровством содержимого офисного компьютера — заменой процессора на более слабый, уменьшением оперативной памяти или объема винчестера в свою пользу”, — рассказывает менеджер интернет-проекта hitzone.ru Андрей Травин.

“В последний день работы одна девушка по поддельному пропуску вынесла монитор, — вспоминает Агарунов. — Пропажу обнаружили с помощью видеозаписи”. В ИД GameLande установлено 60 видеокамер, запись которых могут посмотреть не только представители службы безопасности, но и все без исключения сотрудники. По мнению Агарунова, это эффективный способ борьбы с воровством.

“Проблема воровства в офисах достаточно остра, — убежден директор детективного бюро "Россия" (Санкт-Петербург) Андрей Волков. — Особенно в больших коллективах, где в помещении работают от 40 до 100 сотрудников и офис организован по принципу open air. Часто воровство случается во время корпоративных вечеринок, когда под шумок легко увести кошелек или ноутбук”. Мишина из “Бёрнер Ист”, напротив, считает, что из кабинетов, ключи от которых всегда есть у охраны, секретарей или заместителей начальника, воруют чаще. “Открытые офисные системы надежнее, — уверена Мишина. — Здесь приближение к столу в отсутствие хозяина видно еще нескольким сотрудникам”.

Волков считает, что единственная мера борьбы с воровством — скрытая камера, о которой знает только руководитель: “К нам обычно обращаются уже после воровства, и тогда мы ночью или в выходной день устанавливаем видеокамеру, а в будни устраиваем провокацию: кладем на видное место кошелек, ноутбук или дорогой мобильник”. Волков утверждает, что провокация всегда действует, а ворами оказываются самые разные сотрудники, но мужчины чаще, чем женщины, и почти никогда в офисном воровстве не бывают замеченными менеджеры высшего звена. Остается предположить, что они если и воруют, то по-крупному.

Своего не вернешь

Главными средствами борьбы с офисными ворами Дмитрий Агарунов называет видеонаблюдение, замки и показательные наказания. “Самое мягкое — увольнение, самое жесткое — суд”, — непреклонен Агарунов. “Новые сотрудники должны знать, как наказывают воров”, — категоричен Каменский.

Примечательно, что практически никто из руководителей в качестве средства от воровства подчиненных не назвал воспитание лояльности или взывание к совести сотрудников. Многие считают, что это бесполезно. “Я помню о презумпции невиновности, пока человек не написал мне заявление о приеме на работу. После этого у меня к любому предвзятое отношение, — делится наболевшим Мишина. — При обнаружении "троянского коня" это помогает не принимать все близко к сердцу”.

“Сколько у компании ни воруй, все равно своего не вернешь” — именно этим постулатом коллективное сознание офисных воришек оправдывает свою клептоманию. Правда, следует отметить, что в офисах воруют хотя бы нужные вещи. Потому что там, где нет скрепок и мониторов, воруют то, что просто плохо лежит. “У нас в больнице, — рассказывает московский хирург Мария Никитина, — украли старые больничные рубашки, а также три окуляра для ректороманоскопа (устройство для осмотра прямой кишки)”.

Пока верхи лучшим средством от воровства считают слежку и наказания, низы мыслят глобально. “Переделать общественное сознание — такой рецепт от воровства дает сейлз-менеджер Александр Музланов и тут же добавляет: — Но тогда это будет другой народ”.

Источник: Ведомости



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх