Случайное КанцФото

КанцРегата 2016
КанцРегата 2016

Рейтинг компаний канцпоинты

1 Феникс+ 8633.12
2 Рельеф-Центр 8418.05
3 СИЛЬВЕРХОФ ТД 4480.14
4 Канц-Эксмо 4076.66
5 Группа компаний "Самсон" 3876.67
6 Компания "БиДжи" (BG) 3766.51
7 ХАТБЕР-М (Hatber) 3474.20
8 Сервис Торг 2668.76
9 Акварель-сеть магазинов 1690.18
10 Канцелярское Дело 1567.84
11 MERLION 1474.13
12 MAPED RUS (МАПЕД РУС) 1392.97
13 Скрепка Экспо Проект 1328.86
14 Группа Товарищей 1327.32
15 Финансовая Компания «Форум» 1306.47
16 ФАРМ 1125.75
17 Фабер-Кастелл Анадолу (FABER-CASTELL) 1125.50
18 ТетраПром 1109.46
19 CENTRUM (Центрум) 1090.04
20 Канцбюро 1089.05
Неплательщики
ООО "Кенгуру-опт"
Иваново
 
05.09.2016
1 просмотров 727
ИП Смердов М.И.
Ирбит
 
02.09.2016
1 просмотров 545
ООО «Триумф»
Реж Свердловской области
 
17.08.2016
1 просмотров 480
ООО «Салон ИТМ»
Курган
 
17.08.2016
1 просмотров 343
Рассылка
Апр
5
2007 г

Второе заседание Лесной коллегии

На втором заседании Лесной коллегии, созданной при Министерстве природных ресурсов РФ, обсуждался ход подготовки и проекты нормативно-правовых актов, которые конкретизируют положения нового Лесного кодекса. Как сообщили в пресс-службе Архангельского ЦБК, на коллегии присутствовали представители Архангельский ЦБК, которые активно участвовали в разработке и обсуждении нового Лесного кодекса РФ, а в настоящее время в различных группах работают над проектами подзаконных актов.

Директор АЦБК по взаимодействию с государственными органами власти Наталья Пинягина в своем выступлении просила разработчиков лесного законодательства обратить внимание на следующие аспекты, которые на совещании в Сыктывкаре год назад поручил решить президент России Владимир Путин. В частности, что в отрасли "как и в начале 90-х, работает около 30 тысяч предприятий. Большинство из них маломощны, не способны выполнять функции по восстановлению и защите лесов и тем более развивать свою инфраструктуру, занимаясь глубокой переработкой древесины, да и неглубокой - тоже недостаточно". Поэтому среди трех важнейших условий повышения конкурентоспособности лесопромышленного комплекса России он назвал: "стимулирование структурных преобразований в отрасли. В странах с развитым лесным сектором существует высокий уровень интеграции этого бизнеса. Уже отмечалось, что в нашей стране преобладают мелкие бизнес-структуры. Разумеется, они тоже нужны, но справиться с задачей перехода от вырубки леса к его глубокой переработке они пока не в состоянии. Им нужно помогать и создавать новые условия для того, чтобы возникали крупные предприятия. Нужно активизировать процессы их интеграции, предложив для этого выгодные экономические условия". Однако, по словам Натальи Пинягиной, ни в новом Лесном кодексе, ни в проектах подзаконных актов практически нет положений, стимулирующих эффективную работу и создание крупных отечественных лесных корпораций.

Хотя во всем мире лесной сектор национальных экономик является оптимальной средой для интеграции технологически связанных отраслей и производств, начиная от выращивания леса и лесовосстановления и заканчивая глубокой переработкой древесины. В результате более 2/3 лесобумажной продукции в мире выпускается предприятиями в составе ТНК. Деятельность этих крупных интегрированных и финансово-устойчивых структур доказала, что они являются наиболее эффективными лесохозяйственниками, и в то же время производят лесобумажную продукцию конечного потребления с высокой добавленной стоимостью.

Большинство развитых лесопромышленных стран имеют национальные лесные политики, где государственная поддержка своих крупных лесных корпораций является приоритетной задачей государства. В то же время, в России сегодня работает порядка 12 крупных интегрированных лесопромышленных компаний, на долю которых приходится более 75% производства целлюлозы, около 70% бумаги и картона. В 2006 году в ЛПК была получена прибыль около 18 млрд. руб., главным образом на целлюлозно-бумажных предприятиях (85,5%). И, очевидно, что более интенсивное развитие целлюлозно-бумажной промышленности в России происходит по причине высокой интеграции этого производства.

Общеизвестно, что именно развитием глубокой химической переработки древесины определяется прогрессивность мирового лесопромышленного производства. За последние двадцать лет при росте объемов заготовки древесины в мире на 25%, производство и экспорт бумаги и картона возросли в 2 раза. Тем не менее, структура лесопромышленного производства в нашей стране остается неудовлетворительной, на долю продукции химической переработки древесины приходится около 33%, а в странах с развитой лесной промышленностью - более 80%.

Несмотря на высокую интеграцию российской целлюлозно-бумажной промышленности, около 90% круглого леса и пиломатериалов выпускается небольшими обособленными предприятиями. Поэтому наиболее высокий уровень убыточности в лесозаготовительной промышленности - 61%.

Несовершенная структура лесопромышленного производства препятствует рациональному вхождению России на международный лесной рынок, доля Российской Федерации в мировой лесной торговле остается низкой и составляет не более 3%. Вследствие этого валютная выручка от российского лесного экспорта, едва превышающая 9 млрд. долларов, явно недостаточна по сравнению со странами, имеющими высокую интеграцию лесного бизнеса. Например, в Канаде она равна - 25 млрд. долларов, в малолесной Финляндии - более 12 млрд. $. О несовершенстве структуры производства в лесопромышленном комплексе свидетельствует и значительный объем импорта, который в 2006 году превысил 4,8 млрд. долларов.

GR-директор АЦБК отметила, что Лесной кодекс в нынешнем виде, где в аренду через аукцион можно забрать любой понравившейся лесной участок, приведет к более глубокой дезинтеграции лесного сектора, витку системного кризиса, так как разрушит интегрированные лесопромышленные компании. Ведь, вряд ли, нормальный бизнесмен или структура захочет взять в аренду необустроенный лесной участок без дорог, далеко от товарных рынков, или с истощенным лесфондом. К тому же вряд ли "новый" непрофильный капитал станет вкладывать в длительные низкорентабельные проекты.

Безусловно, инвестиционные соглашения, при которых лесные участки могут передаваться стратегическим инвесторам без аукционов - существенный шаг вперед. Но это не решит проблему сохранения успешно работающих лесопромышленных компаний, так как не понятно, как будут учитываться уже вложенные в обустройство участков и создание лесоперерабатывающих мощностей инвестиции. В законопроекте даже нет статьи о механизме компенсации затрат, в случае "отнятия" обустроенного участка.

Поэтому Наталья Пинягина предложила вернуться к идее проведения предварительного квалификационного отбора участников лесных аукционов или предоставления иных преимуществ вертикально-интегрированным структурам российского ЛПК. Иначе без лесфонда останутся компании, имеющие мощности по глубокой переработке древесины и статус социально и экологически ответственных лесопользователей. Это, в свою очередь, существенно ухудшит положение десятков тысяч работников лесного сектора и жителей лесных поселков, которые могут оказаться без средств к существованию.




Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение новости
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение новости
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх