Канцелярское Дело
 
Облако тегов
Новости

События

Канцелярский Форум
Фотогалереи
Июл
10
2011 г

Валюты нет! Или пара слов о белорусской экономике

пара слов о белорусской экономике
Первое, на что влияет девальвация, – импорт, а значит, кризис затронул канцелярский рынок РБ, возможно, гораздо в большей степени, нежели другие рынки. Если присовокупить к этому действия белорусского правительства, такие как «заморозка» курса доллара, удержание цен, ограничение экспорта, да и в целом – авторитарный подход к управлению экономикой, то ситуация вырисовывается сов- сем плачевная.

Мы решили расспросить игроков канцелярского рынка РБ о реалиях их бизнеса, однако говорить на эту тему публично согласились очень немногие. Причина тому – страх «засветиться» перед правительством, потерять последнюю пару глотков воздуха, которая еще есть у канцелярских компаний. По словам одного из респондентов, пожелавшего остаться неназванным, государство постоянно ищет все новые и новые рычаги подавления частного бизнеса. «Зачем мне это нужно? – цитирую дословно. – В нашем положении лучше всего сидеть и не высовываться. Чтобы вы поняли, насколько это серьезно, приведу пример: в нашем регионе проводился конкурс на лучшего предпринимателя, но ни одна компания региона не подала заявку на участие. Никто не хочет быть замеченным. Как только государство увидит цель, сразу начнет давить ее. Никто не хочет стать этой целью». И так рассуждают многие. Однако нашлось двое игроков рынка, не побоявшихся высказаться. Интервью с ними мы и приводим ниже.
Александр АнищенкоАлександр Анищенко,
коммерческий директор ЗАО «ЭМИРТА»
(ранее генеральный директор ООО «ТОР»)
– Как отразится кризис на канцеляр- ском рынке РБ? – Сейчас, в связи с девальвацией, будут проблемы достаточно глобаль- ного характера, потому что импорте- рам попросту нечем расплатиться с поставщиками. «На коне» окажутся белорусские производители, потому что их цена будет лучше любых им- портеров. Если рассмотреть произ- водство тетрадей, то вот что мы получим: отечественная бу- мага (пусть не 100%, но – тем не менее), рабочая сила, цена на которую упала, низкая себестоимость в валюте, – в сумме все это дает самую выигрышную на рынке цену. Поэтому, я думаю, что в этот сезон, если ничего не изменится конструктивно, по бумажно-беловым товарам будет лидировать белорусская про- дукция. Что касается канцелярки, то тут вряд ли что-то сильно изменится. Белорусских производителей единицы, в основном все везут из России, частично из Китая и других стран. Конечно, импортерам приходится туго, они не могут купить валюту даже под свои товары, но совсем отказаться от импорта страна просто не может. Соответственно, поставки сильно зависят от того, как ситуация будет «разрулена» правительством. Будет ли все- таки доступ частного бизнеса к валюте, или не будет. Если со- хранится нынешняя ситуация, компании будут искать какие-то выходы, использовать бартерные схемы, закладывать риски в ценник внутри Белоруссии. Уже сейчас, по сравнению с зимни- ми показателями, ценник на канцтовары увеличился в два раза. Конечно, сильно сократится ассортимент. На данный момент все затаились, потому что у многих есть отложенный спрос и большая задолженность перед поставщи- ками из России и зарубежья. – Какова доля российских товаров на канцелярском рынке РБ? – Очень высокая. В бумажно-беловом сегменте это пример- но паритет. В остальных сегментах – доля российских товаров однозначно подавляющая. Это не обязательно товары, произ- веденные в России, но товары российского происхождения, т. е. поставленные из других стран в том числе, но через российских операторов рынка. Конечно, некоторые компании еще возят то- вары напрямую из Европы и из Китая, но их не так много. – В чем специфика канцелярского рынка РБ? – У нас всегда была одна важная особенность – отсутствие классической цепочки дистрибуции. Причина даже не в том, что стана небольшая, а большей частью – в законодательстве. Дело в том, что до зимы 2010-2011 гг. цены очень жестко регулирова- лись государством. Очень часто наценка фигурировала даже в накладной, а ее предельный размер, включая наценку конечной точки продажи, не должен был превышать 30%. Поэтому у нас никогда не было как таковых дилерских сетей. Внутри компаний действовала такая схема: головной офис выступал как импор- тер, а филиалы – как продавцы. Не было такого деления, как в России, когда есть крупный оператор, который имеет много сво- их дилеров. Операторы сами непосредственно работали с мага- зинами, потому что фиксированная наценка просто не позволя- ла добавлять в эту цепочку другие звенья. Наценки еще можно было заложить при импорте, но если товар уже попал на склад белорусской компании, то наценка уже попадала под контроль государства. С зимы «жесткую» наценку отменили, товары канцелярского профиля не попадают в группу социально значимых, поэтому цена на них может формироваться свободно, как в России. Од- нако не думаю, что от этого сильно изменились цены, потому что конкуренция на рынке все-таки всегда была и остается сей- час достаточно высокой. – Каков ваш прогноз на развитие рынка? – Что будет сейчас – не совсем ясно. Вопрос импортеров стоит очень остро, потому что валюты практически нет, даже на сером рынке, и неизвестно, будет ли она. Сейчас опять воспрянет к жизни теневая сторона бизнеса. Те, кто работал крупно и официально, будут вынуждены возвращать свои старые схемы. Индивидуальные предприниматели, которые поедут в Брянск или в Москву, что-то закупят и продадут на рынке, будут в фаворе. В цену они будут закладывать все возможные риски на покупку валюты на черном рынке. Сей- час все привяжется к черному рынку, а это очень плохо как тенденция, потому что какой-либо контроль в такой ситуации попросту невозможен. Крупные компании, которые выстраи- вали свой бизнес много лет на официальных началах (с та- можней, с отсрочками платежей, с брендами и т. д.), сейчас окажутся в трудном положении. Для тех же, кто «ездил на своей машине», покупал за наличку и продавал за наличку, ничего не изменилось.

Если в ближайшее время не будет принято кардинальных мер для урегулирования денежных вопросов, то в экономике будут большие проблемы, а на канцелярском рынке – в особенности, т. к. канцелярский рынок построен на импорте. Однозначно будут переделы рынка. Какие-то фирмы исчез- нут с рынка, придут новые игроки. Возможно, придет кто-то из российских операторов, первый рискнет вложиться, заморозить прибыль на какой-то длительный срок и прийти сюда напрямую с уже раскрученными брендами или прикупить компанию. Рос- сияне давно думали и говорили об этом, но белорусы их убежда- ли, что здесь сертификация, здесь НДС и ворох других никому не нужных проблем. Может быть, сейчас кто-то решится. Ситуация такова, что сделать это может каждый – все российские бренды на рынке хорошо известны.
Василий СупрунюкВасилий Супрунюк, директор компании «Дело»
(компания «Дело» – один из ведущих импортеров канцелярского рынка РБ).
– Каковы основные проблемы построения канцелярского бизнеса в РБ на данный момент?
– Ситуация сложная. Но она сложна не от канцелярских проблем (конкуренции, прихода иностранных операторов и т. д.), а от общих системных многолетних проблем белорусской экономики, которая с начала 90-х гг. ХХ века движется по постсоветскому пути псевдо- социализма, построенного на дешевых российских ресурсах.

– Какова специфика построения канцелярского бизнеса в РБ в целом?
– В силу того, что наша страна маленькая, цепочка товародвижения часто уменьшена до двух звеньев, а иногда и до одного. Мы импортеры, но также у нас есть каталожная торговля и интернет-торговля с конечными корпоративными клиентами. Конечно, есть каналы, куда мы продаем перепродавцам, но в нашей практике это сейчас около 20-25%. Все остальное – работа с корпоративным покупателем. Население Беларуси меньше 10 млн. человек, что примерно соответствует всего нескольким российским областям. Также характерно то, что велика доля государственного администрирования. Она чрезмерна, и это является, пожалуй, главной проблемой местного бизнеса. Государство у нас всегда влияло на бизнес очень жестко, начиная с производства и заканчивая импортом. Это касается и вопроса приобретения валюты, и курсообразования, и цен, и каналов продвижения, и еще многих аспектов нашей деятельности. Вздохнуть удалось только в начале этого года, когда были сняты предельные наценки с большинства товаров. Понятно, что раньше мы в необходимых случаях находили какие-то способы работы при всех ограничениях. Но все равно это сильно мешало построению бизнеса. Весной начался какой-то прогресс, но пришел кризис... Государство опять взялось за тотальный контроль, хотя, конечно, его прежней степени добиться уже невозможно. Несколько лет назад государство пробовало поставить под контроль канцелярский бизнес. В частности, подразделение оптовой торговли главного хозяйственного управления администрации президента, ранее занимавшееся реализацией конфиската, задержанного таможнями, взяло на себя поставку канцелярских товаров в государственные учреждения. Порядка полутора лет они покупали товары в Китае. В итоге, закончилось ничем: проект «завяз» в ассортименте, завалились с ценами, неликвидами. Это оказалось слишком сложным делом для неповоротливого государственного механизма. И это уже не первый проект, «заваленный» госструктурами, взявшимися за несвойственную им хозяйственную деятельность. Многие канцелярщики были встревожены этим приходом, но опасения оказались напрасными. Насколько мне известно, у этого управления до сих пор еще на складах лежит товар, который их специалисты не могут распродать.

– Насколько рынок РБ прибылен для канцелярского бизнеса?
– Рынок прибыльный, и прилично прибыльный. Те, кто занимается этим бизнесом серьезно, не бросают его. Даже те, кто с рынка уходил, все равно возвращаются. Продажи очень по прежнему, достаточно стабильны, особенно по корпоративу. Конечно, картину портят бумажники, но это явление повсеместное. Я сравниваю доходность бизнеса со своими коллегами, которые работают в других отраслях, и «канцелярка» выигрывает во многих случаях.

– Какие изменения произошли в связи с девальвацией белорусского рубля?
– Жизнь не остановилась, но появился некий ступор. Сейчас все очень выборочно подходят к импорту. Во-первых, согласно постановлению Национального банка, запрещено делать предоплату по товарам некритического импорта. Во-вторых, в стране нет валюты ни на какие нужды, а уж о канцелярских и речи не идет. Мы писали письмо в центральный аппарат «ВнешЭконом Банка», партнерами которого являемся на протяжении 17 лет, с просьбой выделить валюту на покрытие наиболее горящих долгов перед поставщиками и новую поставку бумаги. Ответа мы не получили вообще. Казалось бы, бумага – товар, без которого жизнь в офисе вообще останавливается! Валюты в стране нет, ее просто невозможно купить, межбансковская валютная биржа не функционирует. Мало того, что валюты нет, так еще нет объявленного курса. Национальный банк считает по 5 тыс. руб. за доллар, на черном рынке его стоимость колеблется от 6,2 до 6,5 тыс. руб. Если кому-то нужно срочно, то он купит и за 9 тыс. руб., если найдет, конечно. Все ждут, когда будут приняты – пусть неприятные, но приняты! – решения по курсообразованию. Сейчас мы находим различные способы рассчитываться с поставщиками. Применяем бартерные схемы, покупаем валюту у экспортеров по завышенному курсу. Однако это позволяет закрыть только «горящие» платежи. Большинство поставщиков относится к нашей ситуации с пониманием, однако их терпение тоже не безгранично. Поэтому сейчас мы живем, в основном, на наиболее критичных товарах, без которых не может обойтись ни одна канцелярия (бумага, файлы, скоросшиватели, клей и т. д.). Кое в чем обходимся старыми запасами, которые успели поставить еще в феврале-марте. Обмениваемся товаром внутри страны. У одного есть одни группы товаров, у другого – другие, так и выкручиваемся. Если у нас раньше было 6 тыс. ассортиментных позиций, мы регулярно поставляли около 2 тыс. позиций, то сейчас мы все очень сузили, везем только то, что однозначно будет востребовано. Не можем себе позволить, чтобы товар лежал на складах какое-то длительное время.

– Каких последствий вы ждете от кризиса?
– Все боятся, что у нас случится полная катастрофа, которая остановит жизнь, но жизнь продолжается. На моей памяти, это уже третий кризис. И, скажу честно, я отнесся к нему без паники. Он закономерно должен был произойти, еще давным-давно. Благосостояние страны строилось не на производительности, товарах и технологиях, а на чужих ресурсах. То, что делалось на заводах, на посткоммунистическом оборудовании, готовы были покупать только очень нетребовательные покупатели. Плохо то, что кризис произошел внезапно и затянулся, но могу сказать точно, что и его мы все переживем. Наверное, он будет болезненным, судя по тому, что наше высшее руководство не настроено на решительные, настоящие рыночные реформы: пытается удерживать курс, удерживать цены, – но мы справимся. Что касается нашей компании, то оборот фирмы в этот период даже не упал, а вырос. Правда, этот рост не связан с увеличением покупательской способности, мы выросли в объемах потому, что открыли новые каналы сбыта, нашли новых клиентов, и попросту повысили цены с учетом курсовых ожиданий. Пачка бумаги, например, сейчас стоит в три раза больше, чем до кризиса. В цену заложены все наши затраты и риски. В настоящий момент у нас есть финансовые активы для того, чтобы рассчитаться с поставщиками. Дело за «малым» – перевести их в валюту.

– Могут ли войти на рынок российские операторы рынка?
– Теоретически, российские операторы могут войти на рынок. Но вряд ли кто-то захочет это делать. Все уже устали от того, что белорусы такие оригинальные, вечно у нас какие-то проблемы непонятного характера. К нам просто побоятся идти: зачем кому-то головные боли, когда можно обойтись без аспирина? Да и, просто по-дружески, я бы не посоветовал: можно споткнуться о непробиваемость системы, с которой россияне не сталкивались с 1991 года. Работать у нас захочет только мазохист, а нам просто некуда деваться.

– Чего ждать игрокам рынка?
– Судя по тому, как развивается ситуация, не меньше года мы будем пребывать в таком непонятном состоянии. На мой взгляд, сейчас мы даже не подошли к середине. Рынок, конечно, упадет. Возможно, в ценовом выражении, особенно в белорусских рублях, он упадет не очень сильно, но в количественном, я думаю, упадет примерно на 30%. Точные выводы можно будет сделать после школьно-канцелярского сезона, так как он показателен. По корпоративному сектору, по моим оценкам, тоже падение, примерно в том же размере. По графикам у нас все красиво: в рублях рост, в валюте – рост, но если смотреть структуру – все не так радужно. Сейчас многие компании затаились, вообще не продают, соответственно, у нас доля увеличилась. Однако я оптимист: пережили же кризис 1998 года, значит, и сейчас прорвемся. В конце концов, даже в военное время печатают наградные списки, списки раненных – печатают на бумаге, пишут ручками. А где спрос, там и предложение. Но сейчас ведь не война. А у нас в Белоруссии народ живет по принципу «Кабы не было войны», а со всем остальным – справимся.
Ольга Богомолова, Журнал "Канцелярское Дело".



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

Канцелярское Дело

Рейтинг компании на портале: 12345 3.68 3.68 (оценило: 94 человек)
Отправить запрос в компанию

 

 

Наверх