Облако тегов
Новости

События

Канцелярский Форум
Фотогалереи
Дек
7
2006 г

Станислав Мукамаев: «СТАММ» в России и за рубежом знают лучше, чем в родном городе»

К профессиональным аксессуарам вы, уважаемый читатель, наверняка неравнодушны, в какой бы отрасли не работали и какую бы должность не занимали. Ваш покорный слуга, как и большинство журналистов, тоже с особым пиететом относится к выбору ручек, блокнотов, маркеров, записных книжек, лотков для бумаг и прочих атрибутов, которые всякий раз должны подчеркивать значимость репортерских будней. Из года в год, когда взгляд выделял знакомую марку СТАММ среди представленного на витринах многообразия, автор этих строк пребывал в глубоком убеждении, что видит продукцию немецкого или итальянского производства. Только минувшим летом, просматривая в юбилейном альбоме к 20-летию торгово-промышленной палаты раздел «Визитная карточка области», к огромному удивлению своему обнаружил, что делают эти изумительные вещи на скромной улице Степана Разина в родном Саратове. Вы не одиноки, – утешил генеральный директор Станислав Мукамаев, – СТАММ в России и за рубежом знают гораздо лучше, чем в нашем городе.

– В октябре на международной выставке «Скрепка Экспо 2006» европейцы ругали нас за то, что мы раньше них вышли на российский рынок с качественной продукцией и теперь им трудно на этот рынок продвигаться.

– Не понял – вы вышли на рынок родной страны, им то чего сетовать?

– И я о том же, только они искренне убеждены, что мы такая же западноевропейская фирма, которая доминирует в экспорте продукции в Россию и страны СНГ, не желая пропускать их.

– Похоже вы их не только на рынок не пускаете. В телесюжетах из Экспоцентра невозможно было не обратить внимания на экспозицию СТАММ – стремительный светлый корабль напротив центрального входа.

– Мы ценим индивидуальность, собственный стиль и всё, что делаем, делаем красиво и представительно.

– Производственную деятельность ваша компания начала 15 лет назад, когда простора для собственного стиля, для представительности было, мягко скажем, не в избытке.

– Соглашусь лишь отчасти – в 91-м эстетика в умах людей действительно занимала скромное место, а вот романтизма, стремления к самореализации было хоть отбавляй. И в том, как мы разгружали вагоны с сырьем на Трофимовском складе, чтобы быстрее начать производство, и в том, как в новогоднюю ночь выпускали фломастеры, чтобы вовремя исполнить заказ, есть, согласитесь, черты собственного стиля хотя бы в отношении к собственному делу.

– Трудно не согласиться, но также трудно понять другое – почему во времена разгула торговли, когда купи-продай бизнес приносил в день пятьдесят-сто-двести процентов навара, вы занялись производством, которое позволяло рассчитывать на прибыль только через многократно дольше время, да и то негарантированно?

– Если еще учесть, что закончил я экономический институт, то прямой путь в торговлю, казалось, был неизбежен. Только в жизни человека кроме диплома и багажа знаний существует еще и стремление, цель, видение своей роли и своего предназначения. Желания связываться с торговлей у меня никогда не возникало. А вот производством бредил со студенческой скамьи. Мне всегда нравился этот сложный многогранный процесс, в котором нужно заниматься и оборудованием, и технологией, и персоналом, и разработкой продукции, и маркетингом – процесс, в котором механизм совершенствования работает каждый день, каждую минуту.

В годы учебы я, как и большинство студентов, основные деньги зарабатывал на разгрузке машин и вагонов. А работать больше всего нравилось на заводе резинотехнических изделий, где я после занятий становился оператором термопластного автомата. Трудился в цехе по производству товаров народного потребления из пластмасс и сполна оценил все достоинства, все нереализованные в годы советской экономики возможности полимерных материалов. После института начал работать в системе Госснаба, там нашел единомышленников, которым также было интересно воплотить возможности полимеров в конкретную продукцию. В 98-м мы организовали кооператив по производству технических изделий, рыболовных принадлежностей и детских развивающих игрушек – сборных конструкторов, кубиков, любимых мною с детства кораблей…

Признаюсь честно, я был счастлив делать то, что радует и приносит пользу детям. Счастлив настолько, что о прибыли, об экономических показателях даже задумываться не приходилось. И был счастлив вдвойне от того, что именно эта наша продукция пользовалась колоссальным спросом. Заработанные деньги мы вкладывали в развитие производства. Арендовали несколько простаивавших станков на «Рефлекторе» и на заводе имени Орджоникидзе, потом начали закупать собственное оборудование, инвестировать средства в технологии, в повышение квалификации персонала. Удалось получить и исправно погасить банковский кредит, который дал нам первый мощный импульс в развитии собственной производственной базы.

Сегодня часто приходится слышать оценки тех лет, как времени дикого разгула рынка. Я ведь сам непосредственный участник событий и могу откровенно заявить – творчества тогда было, да и сейчас остается, как бы это парадоксально не прозвучало, гораздо больше, чем бизнеса. Мною руководила главная мечта – построить современный завод по производству пластмассовых изделий.

– Вы действительно счастливый человек, Станислав Микмеянович, – всё остальное у вас к началу 90-х годов уже было, нужды вы ни в чем не испытывали, капиталов на воплощение собственной мечты накопили предостаточно.

– Каждый, кто помнит эти годы в России, рассмеется сейчас так же, как мы с вами. А вот в цивилизованной Европе вашу иронию воспринимали буквально, без тени сомнения. Голландцы, услышав в 91-м, что директор фабрики, на которой трудится 15 человек, хочет создать в России современный завод, были абсолютно уверены, что денег у меня для этого хоть отбавляй и мне нужно только озадачить менеджмент реализацией своей цели да перечислить нужную сумму с банковского счета.

– В условиях отечественных реалий, я так понимаю, цель достигалась несколько по-иному?

– Реалии мы, безусловно, учитывали, как учитывали свои реалии производственники в любой стране, в любой исторический период. При всем при этом развитие компании СТАММ с самых первых шагов шло по классическим канонам, описанным во всех мировых учебниках менеджмента. Если под микроскопом выискивать отличия, то сведутся они к двум пунктам – динамике развития, которой нам не грех похвастаться, и креативности, ставшей неотъемлемой частью нашего фирменного стиля.

И начиналось наше развитие, как и развитие каждого бренда, с маркетинговой идеи. В 91-м, когда закончилось время кооперативов, мы структурировались в соответствии с законодательством, определившим новые организационно-правовые формы предприятий. Мы расширяли производство, развивали технологии, при этом оставаясь в рамках привычного ассортимента, основу которого составляли детские развивающие игры и игрушки. Я мог какое-то время уделять хобби, в число которых с ранних лет, со времени окончания художественной школы, входит и рисование. Сетуя по поводу очередного неудачного выбора фломастеров, поймал себя на открытии, что рынок может предложить нам либо восточноазиатскую, либо в лучшем случае восточноевропейскую продукцию. Как человека, получающего удовольствие от изобразительного творчества, меня качество этих фломастеров удовлетворить не могло.

Когда мы принимали решение стать первыми в России производителями фломастеров, я поставил задачу найти такое оборудование, такие технологии и такое сырье, чтобы даже самые взыскательные потребители, к числу которых и сам отношусь, были бы в восторге от качества нашей продукции.

Перед соблазном получить удовольствие от изобразительного творчества генеральный директор не устоял даже во время интервью. Обнажив красный фломастер, он в считанные секунды сверху донизу покрыл бумажный лист тремя десятками параллельных линий.

– Вот теперь сравнивайте последнюю линию с первой и по яркости, и по насыщенности, и по оттенку, и по однородности – попробуйте найти хоть малейшее отличие. Именно то, что вы сейчас видите перед собой, называется качеством фломастеров. По стандарту все эти параметры должны сохраняться у десяти прочерченных за одну-две секунды линий. Только вот если после нашего разговора вы зайдете в магазин и купите фломастеры или маркеры наобум, то в 8 случаях из 10 новенький перманент выдохнется после пятой-седьмой линии.

Выпущенные нами фломастеры, а точнее качество фломастеров, производимых нами с 1992 года, стало тем ноу-хау, которое очень быстро и эффективно определило лицо компании в глазах специалистов канцтоварного рынка и взыскательных потребителей. Эта первая маркетинговая идея предопределила решение повернуть наше развитие в канцтоварный сегмент рынка, а все последующие маркетинговые идеи, число которых росло из года в год, только подтвердили верность выбранного нами направления.

Через четыре года мы услышали из уст партнеров и сами поняли, что стали узнаваемы на рынке, что значительное количество потребителей ценит качество нашей продукции. Для безошибочного выбора они хотят видеть на наших изделиях нашу торговую марку. В тот момент мы к собственному несчастью, как поначалу казалось, а на самом деле к счастью вовремя узнали, что сохраненное нами со времен кооператива название «Пеликан» – это имя крупной немецкой компании. Пользоваться чужим брендом, приписывая себе вольно или невольно чужие заслуги, мы не захотели. В результате в 1995 году зарегистрировали торговый знак СТАММ и это же название дали нашему предприятию.

– Если спрошу, приписывают ли себе ваши заслуги, пользуются ли вашим брендом конкуренты, наверняка ведь немало примеров приведете.

– Не сталкивался со случаями, чтобы один к одному воспроизводили торговый знак, но вот переделок и подделок более чем достаточно. Не так давно лоток для бумаг увидел в магазине – и дизайн вроде бы наш, и материал, но каким-то недоделанным он мне показался. Купил, чтобы с отделом качества и с технологами выяснить, почему такая гадость оказывается на прилавках, и, внимательно присмотревшись, обнаружил марку «СТАМП». На всём евроазиатском пространстве копируют и наш дизайн, и композиционное сочетание материалов, и конструкционные особенности изделий, и даже цветовые решения. Приезжаем, к примеру, к поставщикам красок, а они нам сообщают, что были клиенты, которые, тыча пальцем в нашу продукцию, заявляли: нужны вот конкретно такие краски.

Всякий раз, сталкиваясь с подобными ситуациями, испытываю двойственные чувства. С одной стороны не может не радовать факт известности и популярности нашей продукции, нашей марки, факт признания конкурентами наших достоинств. С другой – возмущает беззастенчивое воровство нашего творческого труда, наших разработок, дизайнерских и технологических достижений. В этой двойственности всегда побеждает осознание необходимости приложить максимум усилий, чтобы в российском бизнесе укреплялись и торжествовали цивилизованные методы. Авторские права, коммерческие интересы мы защищаем активно, потому что четко понимаем, что это не только наши права и интересы, но также права и интересы наших потребителей, наших партнеров.

– Говорим о недобросовестной конкуренции на рынке, а для вас словно не существует китайского ширпотреба, вала поставок их Юго-Восточной Азии по демпинговым ценам.

– Лет пять назад я бы долго и эмоционально говорил об этой тяжелейшей проблеме. Еще год-полтора назад она ощутимо давала знать о себе. С тех пор в России рыночная, в том числе и конкурентная ситуация качественно изменилась. Развитие рынка – это ведь не только развитие производства, технологий, но и развитие потребительских предпочтений, потребительской культуры. Насытившись дешевым ширпотребом и не получив от такого насыщения ни капли удовольствия, российский потребитель резко развернулся в сторону качества. Этому во многом способствовало повышение уровня жизни в стране, но не столько рост уровня жизни сам по себе, сколько пробуждение заложенного в нашем генотипе личного самоуважения, стимулировало моду на качество. Обратите внимание в магазинах – очень многие люди, которых пока трудно назвать преуспевающими или средним классом, уже не хватают что попало, не высматривают, как прежде, где товар подешевле, а выбирают, что им по карману из лучшего. И у нас сегодня на каждой выставке, на каждой презентации в первую очередь заказывают и закупают то, что самое лучшее, что самое технологичное, самое эргономичное, функциональное и красивое. Благо, современный уровень технологий, в том числе и технологий, используемых компанией СТАММ, позволяет существенно увеличивать качество продукции с сохранением приемлемого ценового уровня.

– Это понятно сегодня, когда качество действительно становится стилем потребления, чертой национальной культуры. Но 10-15 лет назад, когда народ рыскал в поисках чего подешевле, когда к показателям качества приходилось продираться с кровью, с неизбежными потерями прибыли, о которых вы сейчас умалчиваете, разве нельзя было, махнув рукой на профессиональное честолюбие, худо-бедно передрать чужой дизайн, найти по цене металлолома списанные станки, закупить пластмассовые отходы вместе с дешевыми яркими красителями и штамповать то, что население за гроши готово скупать вагонами?

– Нельзя. Я, представьте себе, после работы возвращался домой, где мои сын и дочь, младшие школьники, готовили уроки. И я замечал, что они больше внимания уделяли домашним заданиям еще и потому, что у них красивые ручки, палочки для счета, доски для пластилиновой лепки. И я со спокойным сердцем смотрел, когда они, сосредоточившись над заданием, грызли ручки, линейки, фломастеры – я знал, что в любом из наших изделий нет ни одной молекулы, способной принести вред здоровью моих детей. Положив ручку в свой нагрудный карман, я знал, что она никогда, даже в невыносимый июльский зной, не протечет. То, что вы назвали моим профессиональным самоуважением, а я бы добавил еще и неразрывно связанное с ним человеческое самоуважение, мне никогда не позволили бы пользоваться ручкой, маркером и даже корзиной для бумаг чужой фирмы или хуже того – организовать специальную линию по выпуску продукции для генерального директора.

– Ваша убежденность, которую не поколебали трудности становления и первых шагов, наводит на мысль, что дальше можно рисовать благостную картину – с новым названием и зарегистрированным товарным знаком компания СТАММ, завоевавшая признание потребителей, стремительно развивала производство, совершенствовала технологии, повышала качество продукции, осваивала новые рынки…

– Дальше был дефолт. В 96-м мы начали производство современных чертежных принадлежностей, закупив на валютный кредит новейшее немецкое оборудование. В 97-м полностью модернизировали нашу производственную и технологическую базу, оснастили предприятие линиями Demag Ergotech, которые работают в лучших мировых компаниях по производству канцтоваров. В 98-м, вложив средства в технологическое обеспечение, начали производить товары офисного направления, которые, как и планировалось изначально, стали главной составляющей ассортимента нашей продукции, а также приступили к строительству современного производственного цеха площадью 2000 квадратных метров. А к вечеру 17 августа мы осознали, что должны поставщикам и банкирам в три раза больше денег, чем были должны еще утром. В этом мире справедливость безусловно существует, потому что наши поставщики отнеслись к нам так же, как мы относимся к нашим потребителям. Европейцы поняли серьезность и безвыходность ситуации российских партнеров и согласились реструктурировать долги, которые мы в пролонгированные сроки исправно погасили. Подтвердив собственную добропорядочность, СТАММ получил доступ к лучшим мировым технологиям, лучшему оборудованию и сырью. Конечно же, восстановив экономические позиции, мы много раз воспользовались и продолжаем пользоваться предоставленными нам возможностями.

– Мне почему-то кажется, что вам будет неинтересно отвечать на вопрос о призах, наградах, титулах.

– Вы наверняка видели на наших изделиях символ «100 лучших товаров России» – пять видов продукции СТАММ удостоились победы в национальном конкурсе качества. Специалисты, конечно же, всегда с восторгом рассматривают две наши «Золотые скрепки» – престижнейшие награды профессиональной корпорации производителей канцтоваров. Первая скрепка символизирует признание нашей компании лучшим в России производителем офисных товаров, вторая – лучшим производителем школьных и детских товаров.

Вы правы в том, что я действительно не вижу резона оглашать весь список. Награды, призы рождают блеск в глазах, когда к ним стремишься или когда их перед восторженными взглядами зала получаешь. Обычно через несколько дней после церемонии задаешь себе закономерный вопрос: разве ты без этого признания не понимал, чего стоишь и на что способен ты сам, твое предприятие, твоя продукция. Поэтому лучшей наградой, лучшим признанием стала для меня Декларация качества, которую СТАММ принял и довел до наших партнеров пять лет назад. Вся команда наших ведущих специалистов осознала и подписалась под обязательством, что компания и ее продукция будут соответствовать высочайшим стандартам, которые мы для себя установили.

Признаюсь, что еще очень высоко ценю те награды, которые получаю неожиданно. Это не всегда титул или знак отличия, а чаще всего событие, подтверждающее, что живем и работаем мы на заводе не зря. Год назад один из дилеров подал тендерную заявку на поставку нашей продукции в Управление делами Президента России. В марте я узнал, что партнер выиграл тендер и что с 2006 года канцелярские товары марки СТАММ поставляются в Кремль.

– То есть, все цели, которые вы только могли ставить перед собой за годы руководства предприятием, достигнуты и вас можно с полным правом назвать человеком, осуществившим свои мечты?

– Ни в коем случае! Для меня подобное признание равнозначно признанию бессмысленности моей работы. Однажды я пережил серьезную драму, не разглядев новую цель за достигнутой. В начале века, когда на СТАММе закончился этап интенсивного технического перевооружения и освоения новых направлений производства, у меня появилось время для поездок по Европе, для посещения ведущих предприятий, производящих канцтовары, для изучения их опыта, их достижений. Я приезжал и с изумлением видел предприятия - близнецы моего собственного завода, от которых мы ничем принципиально не отличаемся.

– Саратовский завод совершенно ничем не отличается от лучшего европейского?

– Зная и уважая аудиторию «Общей Газеты.РУ», я понимаю, что лукавить и кокетничать с вашими читателями только себе во вред. Я бы не лукавил и не кокетничал, даже если бы не осознавал этого. Говорю совершенно искренне – нет принципиальных отличий. Есть индивидуальные черты каждого предприятия, есть детали фирменного стиля каждой компании, но главное – технологии производства и управления, оборудование, подготовка персонала, системы контроля качества, логистика, внутренние и внешние коммуникации – по большому счету ничем не отличаются. Если для вас так уж важно найти хоть что-то, в чем СТАММ уступает ведущим мировым производителям канцтоваров, то, пожалуй, можно назвать уровень автоматизации производства.

– Вам оставалось только нанести на упаковку текст на английском, немецком, французском, итальянском языках и начать поставку продукции в страны Евросоюза.

– Организация товаропродвижения осуществляется чуть сложнее, но в целом вы обозначили рациональный и самый верный путь развития. Мы в конечном итоге тоже пошли по нему. Правда, после возвращения я почти год пребывал в растерянности и замешательстве. Попробуйте сами пережить мои чувства – большей десяти лет я мечтал построить завод, который можно сравнить с лучшими мировыми предприятиями нашей отрасли, больше десяти лет достижению этой цели был посвящен напряженный и творческий труд десятков великолепнейших специалистов. Мы представляли, каким должно стать наше предприятие, мы шаг за шагом приближались к этой цели и вдруг совершенно неожиданно для себя я зримо увидел, что бессмысленно что-либо делать для воплощения мечты и мечтать, собственно, больше не о чем, потому что всё, оказывается, уже достигнуто, что с ведущими мировыми производителями мы успешно сравнялись.

Выйти из замешательства смог, только осознав, что останавливаться на достигнутом в условиях глобального развития производства равнозначно движению вспять, что можно и нужно ставить новые цели и еще энергичнее двигаться к их достижению. Хорошим стимулом стал для нас выход на рынок канцелярских товаров государств Восточной и Западной Европы. Не назову пока объемы нашей торговли со странами Евросоюза впечатляющими, но уже сам факт, что продукция СТАММ пользуется спросом на пространстве от Атлантического океана до Тихого, говорит и об уровне производства, и о масштабах бизнеса. Есть основания полагать, что нынешнее участие в выставке PaperWorld 2007, которая пройдет в январе во Франкфурте-на-Майне, даст мощный импульс продвижению нашей продукции в страны Европейского сообщества.

– А рынок Юго-Восточной Азии завоевать слабо?

– Даже в страшном сне мне не приснится, что качество продукции СТАММ может скатиться до уровня тамошних производителей.

– Тогда вернемся к реальным перспективам. Сегодня уже можете озвучить новую цель, которую поставили перед собой и перед своим предприятием?

– Могу, только прежде замечу, что это скорее комплекс задач или программа, направленная на достижение главной цели нашей компании. Первую задачу уже можно назвать реализованной – это выход на рынок канцелярских товаров Восточной и Западной Европы. Теперь наши усилия в этом направлении сосредоточены на увеличении доли присутствия на европейском рынке главным образом за счет неуклонного повышения качества продукции СТАММ и взвешенной ценовой политики с учетом стандартов Всемирной торговой организации. Одной из стратегических задач является также расширение масштабов нашего бизнеса, включая и экономическую составляющую, и технологическую, и управленческую, и в конечном итоге качественную. Мы уже достигли 25-30 процентного ежегодного прироста производства, каждый год осваиваем выпуск 50-70 новых изделий. Показатели развития позволяют говорить о том, что нам по силам достижение главной цели, поставленной перед компанией, – стать лучшим в Европе производителем канцелярских товаров.

– Осмелюсь напомнить, что лучшие европейские производители канцтоваров имеют за плечами почти вековой опыт, а СТАММ только приближается к возрасту совершеннолетия.

– О чем, интересно, вы напомнили бы 16 лет назад, если бы я тогда сказал, что хочу построить завод, сравнимый с западноевропейским? То, что за плечами наших западных коллег бесценный семидесяти-восьмидесятилетний опыт, я прекрасно ощущаю. Скажу, что это больше чем опыт – это огромнейшая культура производства, ценнейшие секреты мастерства. Мы их видим, мы их, не стану скрывать, успешно усваиваем. При этом мы видим, как и у любой самой сверкающей медали, обратную сторону. С возрастом, знаете ли, глаз замыливается, энтузиазм и творческое вдохновение снижаются. Понимаю это по впечатлениям от поездок, от общения с коллегами из европейских компаний. Факты – вещь упрямая: западные фирмы сегодня развивают производство канцтоваров не в своих государствах, где традиции и опыт, казалось бы, сами просятся к ним на службу, а в странах Азии и Восточной Европы. Пусть в России опыта чуть меньше, зато мы умеем работать гораздо эффективнее западных коллег. Мы – люди более творческие, креативные, потому что привыкли действовать и успешно решать поставленные задачи в условиях постоянно изменяющейся среды, мы всегда умеем находить нестандартные решения, быстро и эффективно их реализовывать.

Источник: Общая газета



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх