Облако тегов
Новости

События

Канцелярский Форум
Фотогалереи
Дек
26
2005 г

Бумажное дело

На минувшей неделе следственный комитет МВД распространил сообщение о заведении уголовного дела в отношении руководителей и сотрудников компании ООО "МВ - Офисная техника". Они обвиняются в мошенничестве (статья 159, часть 4 УК РФ). МВ якобы закупала за рубежом морально устаревшую технику иностранного производства, наклеивала на нее свою торговую марку взамен оригинальной и продавала по завышенным ценам. При этом, как утверждает МВД, компания "лицензионных соглашений с зарубежными фирмами-производителями не заключала и заявляла себя не только производителем данного оборудования, но и самостоятельным разработчиком новых технических и инженерных решений". Ключевая претензия правоохранителей в том, что, притворяясь российским производителем, "МВ - Офисная техника" выигрывала десятки государственных тендеров и тем самым обманывала российских чиновников. Как говорится в постановлении о возбуждении уголовного дела, "с 2001-го по 2004 год организованной группой в составе руководителей и сотрудников ООО 'МВ - Офисная техника' путем обмана государству причинен ущерб в особо крупном размере на сумму более 500 млн рублей".

OEM-бизнес

МВ - один из старейших российских игроков рынка копиров, объем которого, по данным IDC, в 2004 году составил около 270 млн долларов. При этом, по оценкам аналитиков, доля МВ на нем составляет около 15%, а основными конкурентами выступают мировые гиганты Xerox и Canon. До 70% продаж компании приходится на копировально-множительную технику, все остальное - кондиционеры и офисная мебель.

За последнее время компания выиграла свыше сотни различных государственных конкурсов. Правда, игроки рынка отмечают, что в конкурентной борьбе МВ не гнушается самыми жесткими методами и ведет себя крайне агрессивно. Некоторые наши собеседники указали также, что МВ имеет влиятельных покровителей среди выходцев из силовых структур. Компания скандально прославилась, когда летом этого года сумела добиться повышения в четыре раза таможенных пошлин на импорт копиров, формально ратуя за "обеление рынка". В результате средняя стоимость 1 кг копировальной техники теперь составляет более 15 долларов против 5-6 долларов ранее.

Зачем же ей было нужно повышение пошлин? Как вообще российская компания смогла войти в тройку лидеров столь технологичного рынка? Ее бизнес устроен крайне интересно. МВ размещает заказы на производство техники на крупнейших мировых заводах, принадлежащих гигантам хайтек-индустрии (например, завод Ricoh Family Group в китайском Шэньчжэне), а затем продает ее под своей торговой маркой в России.

Но в этом она не одинока, подобной бизнес-моделью пользуются и Acer, и HP, и Sony, и многие другие. Как рассказали "Эксперту" в Rover Computers, крупнейшем российском поставщике ноутбуков, "собственный завод по производству ноутбуков или ЖК-мониторов большинству компаний строить нерентабельно: вряд ли он будет загружен полностью и сможет выпускать широкий ассортимент продукции. Гораздо выгоднее заказать производство простых моделей одному заводу, а наиболее функциональных - другому". Поэтому к настоящему времени сложились две основные модели отношений между производителями и непосредственными поставщиками: OEM (Original Equipment Manufacturing) и ODM (Original Design Manufacturing). Первая из них предполагает производство товаров в строгом соответствии со спецификациями компании - владельца бренда, но на заводах, ей не принадлежащих. Именно так производится большинство ноутбуков: само устройство изготовляет китайский или тайваньский завод, но на корпус ставится лейбл известной американской или японской компании. При этом гарантию дает именно последняя, она же обычно занимается разработкой, поэтому опасаться за качество в большинстве случаев не стоит. В случае действия схемы ODM на откуп производителю отдается еще и разработка, а владелец бренда задает лишь конечную функциональность устройства. Иногда, чтобы сэкономить, производитель собирает множество заказов от разных брендов, находит среди них похожие и делает для них одно и то же устройство, которое будет различаться лишь лейблом, комплектацией, а для конечного потребителя - еще ценой и условиями сервисного обслуживания. В настоящее время OEM/ODM-производство, дающее большую экономию от масштабов, стало повсеместным: по данным аналитической компании iSuppli, таким образом в мире производится до 70% всех ноутбуков, до трети цифровых фотоаппаратов и до 20% мобильных телефонов.

МВ пользуется обеими моделями. Максим Завьялов, генеральный директор компании, сказал "Эксперту": "Мы работаем с компаниями Sharp, Medea и Teco, которые изготавливают технику по нашим заказам, нашим техническим параметрам и с учетом наших разработок. А у Konica-Minolta и Ricoh мы просто закупаем интересные нам модели и продаем их в России под своей маркой". Большие объемы заказов позволяют МB получать и большие скидки у оригинальных производителей, за счет чего компания может предлагать довольно низкие цены на рынке и сохранять неплохую маржу. При этом МВ утверждает, что все договоры и соглашения у нее есть, ни один из вендоров не имеет к ней претензий, а сама компания никогда не скрывала, что работает по OEM-схеме. Представительства Sharp, Ricoh и Konica-Minolta своих комментариев по этому поводу не дали.

Туманные формулировки

Российское законодательство накладывает на OEM ряд ограничений. Юрист ЮК "Лигас" Марта Сюткина пояснила "Эксперту": "Схемы OEM/ODM не получили специального законодательного регулирования в РФ. Можно лишь создать продукцию и передать права на нее третьему лицу. Приобретатель в этом случае имеет право использования этого товара с торговой маркой производителя. Вместе с тем российское законодательство допускает заключение договора, по которому производитель может наделить посредника правом продавать технику под своей маркой. Но такой договор принципиально отличается от обычного дилерского: в нем должны быть явно определены права посредника по смене торговой марки". МВ не должна была своими действиями нарушать права, с одной стороны, собственных поставщиков и, с другой, конечных покупателей. Она должна была проинформировать покупателей о том, кем именно были произведены продаваемые ею копиры, но не проинформировала. Это может служить основанием для привлечения ее к ответственности за недобросовестную конкуренцию.

Другое обвинение, выдвинутое против компании, - это поставки устаревшей техники по завышенным ценам. Как разъяснил нам один из игроков рынка, МВ действительно поставляла госорганам немало аналоговых копиров, в то время как самыми передовыми сейчас считаются цифровые. Очевидно, что в сравнении с цифровыми аналоговые копиры устарели морально, но цифровые и стоят дороже. Поэтому определить, действительно ли нуждались госорганы в более дорогих цифровых устройствах, крайне затруднительно. Более того, по мнению рынка, MB во многих гостендерах не завышала цены, а, наоборот, демпинговала. И позволяла это ей делать именно OEM-схема. Дело в том, что иностранные производители действуют в России через своих дилеров, у каждого из них есть рекомендованные цены, ниже которых дилер "упасть" не может. МВ же иногда устанавливала цену на технику ниже себестоимости, зато впоследствии с лихвой возмещала потери, поднимая расценки на картриджи и другие расходные материалы.

Судя по всему, неформальной причиной появления дела МВ стало ее поведение на рынке. Слишком многим игрокам она насолила да еще и подлила масла в огонь лоббированием высоких пошлин. Однако дело выявило сразу несколько юридических проблем. Первая - недостаточное регулирование появившихся недавно OEM/ODM-форм взаимодействия между фирмами и как следствие - сложности с определением "товара российского происхождения". Вторая - расплывчатая формулировка оснований для преференций российским поставщикам при проведении гостендеров. По действующему федеральному закону N 97-ФЗ от 6 мая 1999 года иностранные производители могут принимать участие в гостендерах, если отечественные производители такого товара не выпускают либо его производство экономически нецелесообразно. Но при этом легального определения отечественного производителя нет. Опрошенные нами по поводу преференций российским компаниям чиновники и вовсе ссылались на устные высказывания президента. Впрочем, высока вероятность того, что прояснить ситуацию должна новая редакция федерального закона о госзакупках N 94-ФЗ, вступающая в силу с нового года. Она явно ставит в равное положение российских и иностранных участников тендеров.



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх