Облако тегов
Новости

События

Канцелярский Форум
Фотогалереи
Дек
12
2005 г

?????? ? ??????? ?????

Алексей Кривенков несколько лет назад отучил миллионы людей писать письма: он был одним из основателей бесплатной электронной почтовой системы Mail.Ru. Теперь он занимается делом диаметрально противоположным — заново приучает людей к бумаге: он производит ее вручную и на заказ.

У Алексея Кривенкова нет высшего образования, что ему совершенно не помешало “покорить Америку” и заработать первые серьезные деньги в 25 лет. “В 1996 г. я бросил учебу на физическом факультете Санкт-Петербургского госуниверситета и уехал в Нью-Йорк, где познакомился с Евгением Голандом (в дальнейшем — один из владельцев компании Mail.Ru. — "Ведомости")”, — рассказывает он. Около года они торговали компьютерами, писали программы, устанавливали сети. Потом Кривенков вернулся в Питер, где тоже занимался программированием. С приятелями — больше ради собственного удовольствия — разработали портал бесплатной почты, который был запущен сразу после кризиса в 1998-м. Тогда же Кривенков организовал и возглавил московское подразделение компании Mail.Ru (центральный офис расположен в Нью-Йорке). Но в какой-то момент его взгляды на дальнейшую стратегию развития компании перестали совпадать с позицией остальных членов совета директоров. “В 2000 г. все шло к тому, что вот-вот лопнет интернет-пузырь, поэтому я предложил не распыляться на множество проектов, а сосредоточиться на самом успешном — сервисе бесплатной почты, который уже приносил деньги”, — рассказывает Кривенков. Но его идею не поддержали, тогда он вышел из бизнеса, продав свою долю акций — около 20% — за сумму чуть меньше $1 млн.

С точностью до наоборот

Некоторое время понаслаждавшись свободой (и полученными деньгами), Кривенков стал думать, чем бы заняться дальше. “Нужно было найти нечто абсолютно противоположное всем моим прежним затеям. Это я понял сразу, — вспоминает он. — Тем более что по условиям расставания с Mail.Ru я обещал два года не заниматься интернет-проектами”. К 2003 г. в голове человека, который отучил миллионы людей писать бумажные письма, появилась идея — делать бумагу. Более того, делать вручную. “Бумага — это вещь материальная, а не виртуальная. Штучная, а не массовая. Премиальная и дорогая, а не бесплатная, как электронная почта”, — говорит Кривенков. Кроме того, оказалось, что бумагу hand made на заказ почти никто не делает. То есть делает, конечно, но исключительно в промышленных масштабах.

На старейшей итальянской фабрике Fabriano, куда Кривенков специально ездил на экскурсию, минимальная партия должна стоить не менее 3000 евро, но всего лишь заплатить недостаточно — надо еще подождать примерно полгода, потому что фабрика печатает бирки для Valentino и вообще забита заказами под завязку. То же самое происходит на немецком заводе Gmund. Встречается еще сувенирная продукция ручной работы — дивной красоты блокноты из Таиланда или Непала. Но это конечный продукт, в дизайне которого клиент ничего изменить не может. В России выбор еще меньше. Есть крохотная бумагоделательная мастерская Шакира Губаева “Кагаз”. Там отливают вручную бумагу для художников (главным образом акварельную) буквально по нескольку листов в день и поставляют ее в художественные салоны Москвы и Санкт-Петербурга. Ассортимент “Кагаза” состоит из четырех видов бумаги — на большее мощности мастерской не рассчитаны, да и спрос не столь уж велик. И есть московская фабрика Гознака, принимающая заказы на производство купонов с водяными знаками. “У нас минимальный тираж — 5000, при меньшем количестве сырья офсетные машины попросту не смогут работать, — рассказали "Ведомостям" в отделе маркетинга Гознака. — Оплата наших услуг идет только по безналичному расчету, а срок изготовления превышает два месяца”.

Тень печати

Алексей Кривенков решил, что будет делать вручную любую бумагу для кого угодно и абсолютно любыми партиями. Его идею поддержала жена — Варвара Дмитриева, ныне директор компании Paperman и параллельно шеф-редактор сайта одной из российских газет. Например, в Paperman можно купить один лист бумаги за $2-3. “Однажды к нам обратилась студентка Политехнического института, которая нигде в Москве не могла найти двух листов рисовой бумаги для дипломного макета, и мы ей помогли”, — вспоминает Дмитриева.

Почти год ушел на изучение незнакомой области. “Я побывал на всех бумажных фабриках Италии, — вспоминает Кривенков. — А в музее бумаги городка Фабриано я впервые собственноручно отлил лист бумаги. Правда, это развлечение придумано для детей и стоит оно 10 евро”. Больше недели он безвылазно сидел в библиотеке Научно-исследовательского института бумаги в Санкт-Петербурге. “Я понял, как отливали бумагу в XIII в., на каком оборудовании, — говорит Кривенков. — Подробно изучил свойства бумаги”. Уже в Москве старые станки для литья бумаги — новых вообще не существует — приспосабливались под производство. Все технологии Кривенков и его подручные изобретали самостоятельно, во многих случаях — прямо на ходу. “Когда мы рассказываем специалистам, как мы все делаем, они страшно удивляются и не верят, что у нас вообще что-то получается, — признается Дмитриева. — Глянцеватель, например, приспособлен из фотографического”. Многие рецепты литья бумаги появились тоже благодаря экспериментам. “Вначале были попытки сделать бумагу дома, на кухне, — рассказывает Дмитриева. — Алексей прочитал в Интернете статью об изготовлении бумаги, после чего разодрал по ниткам белую футболку и попытался создать из нее хлопчатобумажную массу миксером. Это было здорово, но бумаги не получилось”. Потом появилась идея сделать сырье из джинсов Варвары. Она оказалась удачной. “Мы стали добавлять солому, шелуху от семечек, — перечисляет "ноу-хау" Дмитриева. — А однажды наша сотрудница случайно обнаружила возле Банка России брикет из разрезанных на мелкие полоски денежных купюр. Это таким образом избавляются от вышедших из обращения банкнот. По всей видимости, брикет выпал из машины во время перевозки. Так вот и это мы тоже замесили. Получилось очень эффектно. Клиентам "денежная" бумага пришлась по душе”. Вложения в новый бизнес, по оценке Кривенкова, составили около $100 000.

Дорого и мило

Производство начало работать с марта 2004 г. Сегодня в штате компании пять менеджеров, дизайнер и 12 рабочих. Людей, которые умеют производить бумагу вручную, в России просто не существует — есть только такие, которые умеют обращаться с большими машинами. “Приходится учиться самим и параллельно учить других”, — говорит Кривенков. Точно так же нет и дизайнеров, умеющих придумывать не изображение на бумаге, а саму бумагу: лист из многослойного двухцветного картона, например, или водяной знак. Анна Мищенко, дизайнер Paperman, занималась версткой газеты, потом стала веб-дизайнером, а теперь занимается “изобретением” бумаги. “Наша главная фишка в том, чтобы создавать стиль не полиграфией, а именно сочетанием бумаги”, — добавляет Дмитриева. Кстати, за последнее время число рабочих заметно выросло — поначалу их было всего двое. Все потому, что число заказов, а заодно и их стоимость стремительно растут. “Когда мы запустились, то в первые месяцы получить 5-6 заказов считалось большой удачей, а самый дорогой из них был на сумму в $1000”, — говорит Дмитриева. С августа 2005 г. цифры заметно изменились: Paperman загружен заказами до середины февраля будущего года, около 60% — это, конечно, новогодние вещи — календари, поздравления, остальное — приглашения на свадьбы и корпоративные вечеринки, сувениры на день рождения, визитки. Теперь к дорогим относятся заказы от $10 000, а раньше — от $1000. Ежемесячный оборот достиг $25 000.

В сентябре владельцы Paperman взяли в аренду более просторное производственное помещение — его площадь 150 кв. м. Удалось найти и постоянного поставщика сырья. “Мы покупаем хлопок у одной компании из Нижнего Новгорода, — отмечает Кривенков. — За последние месяцы поставки увеличились в пять раз”. Кроме сырья к основным статьям расходов относится заработная плата и аренда — всего около $8000 в месяц. “На рекламу мы тратим лишь $30 в месяц”, — отмечает Кривенков. Столько стоит контекстная реклама в “Яндексе” по запросу “дизайнерская бумага” или “бумага ручной работы”.

Клиентская база

Уже сейчас можно сделать “срез” клиентов Paperman. Это рекламные агентства и event-менеджеры, которые заказывают поздравительные открытки и приглашения. Чаще всего они работают от лица крупных компаний. Есть организации, которые обращаются напрямую — среди них банки, агентства недвижимости. Наконец, частные лица — дизайнеры, другие творческие личности, бизнесмены. Им требуются визитки или листы с персональными водяными знаками. Недавно такую бумагу отправляли по почте в Сургут. Заказчик — бизнесмен Николай Стебенев остался вполне доволен: “Быстро нашли общий язык, точно обговорили все детали, содержание и форму водяного знака — и все это на расстоянии 4000 км по электронной почте. Только бумага очень хрупкая. Обращаться нужно бережно. Шариковой ручкой писать не очень удобно: листы рельефные, волокна легко царапаются”. Около двух месяцев назад в Paperman обратились с просьбой сделать комплект персональной бумаги для актера Олега Меньшикова в цветовой гамме от светло-бежевого до шоколадного, а недавно отливали блокнот — подарок для Геннадия Хазанова. “Там на каждом листочке водяной знак в виде его портрета”, — рассказывает Дмитриева.

Бумажный стиль

“Я отношусь к изготовленной вручную бумаге довольно скептически”, — признается Андрей Федосеев, директор департамента развития компании “Комус” (одного из главных игроков на российском бумажном рынке). Ее доля в общем обороте ничтожна и сложно поддается подсчету в силу неструктурированности и незначительных объемов, продолжает Федосеев. По расчетам, оборот этого рынка составил в 2004 г. не более $1,2 млн, при том что общий оборот рынка бумаги — около $410 млн. В России, по мнению Федосеева, еще не выработана культура потребления таких вещей. В дальнейшем “следует ожидать небольшого роста, однако революционного прорыва не будет, и конкуренции с дизайнерскими бумагами промышленного производства — тоже”. Промышленная бумага с каждым годом становится все разнообразнее, и ее ассортимента клиентам вполне хватает, так что “Комус” предпочитает иметь дело с индустриальными производителями, тем более что и качество у них надежнее. “Однако всегда найдется кто-то, кому недостаточно обычного Ferrari, а хочется иметь Ferrari с расписным кузовом. Так же и с бумагой”, — допускает Федосеев.



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх