Облако тегов
Новости

События

Канцелярский Форум
Фотогалереи
Авг
23
2004 г

Как компании проверяют сотрудников на благонадежность

Все чаще компании, пытаясь вычислить среди своих сотрудников потенциальных казнокрадов и алкоголиков, прибегают к использованию детектора лжи. Авторитет заповеди «не лжесвидетельствуй» и опыт «органов» дают неплохие результаты. Но нужно быть готовым к имиджу «режимной» компании.

…Иногда слюна переставала выделяться просто от страха перед самой процедурой. Если рисовая мука во рту несчастного оставалась сухой, подозреваемого обвиняли во лжи и признавали виновным. Древневосточный «детектор лжи» – жестокая штука. Не в пример современной технике. Однако во рту у испытуемых случается пересыхает и сейчас.

«По сути, тестирование на полиграфе мало чем отличается от любого другого теста или собеседования, – считает директор группы крупных проектов юридической фирмы «Вегас-Лекс» Юрий Борисенко. – Это то же самое, что отвечать на вопросы собеседника, глядя ему в глаза». Действительно, если напротив вас сядет «человек в штатском» и задаст пару вопросов о некоторых деталях вашей биографии, вы, вероятнее всего, расскажете ему то, о чем ни за что не поведали бы девушке из отдела кадров. И для этого вовсе не обязательно быть «тревожным» типом.



Сегодня в корпоративной практике неодушевленные механизмы все чаще заменяют живых чекистов.



На воре и шапка горит
В российский бизнес полиграф пришел – и сам стал бизнесом – в начале 1990-х. С тех пор спрос на услуги по детекции лжи растет, хотя для многих компаний полиграф по-прежнему остается чем-то из разряда шпионской атрибутики.

Как правило, сам аппарат и обслуживающий его специалист появляются в компании после «инцидента». Например, Елена Проскурина, менеджер по персоналу центра коммуникативных технологий «Prопаганда» вспоминает такой пример из личной практики. «Несколько лет назад я работала в компании «Инвакорп Фарма». Сейчас этой фирмы не существует, но тогда она входила в пятерку крупнейших фармдистрибуторов. Необходимость пригласить полиграфолога там возникла после крупной недостачи денег. В число подозреваемых попали и менеджеры, и специалисты по работе с таможней (деньги пропали после растаможки), и даже уважаемый всеми руководитель департамента. Расследование определило виновного. А остальные смогли спокойно смотреть друг другу в глаза. Когда через некоторое время на складе пропала крупная партия дорогостоящего товара, весь персонал склада был пропущен через полиграф еще раз. Раскрылась целая цепочка из четырех человек на разных участках склада. Нашелся и менеджер, который организовал эту цепочку. Уволили всех. С тех пор проверяли каждого, принимаемого на склад».

Привлекательность полиграфа для компаний объясняется возможностью не только оперативно вычислить виновного, но и не выносить сора из избы. Несколько часов, проведенных подозреваемым с горсткой датчиков и проводов, позволяют руководству фирмы избежать общения с правоохранительными органами. Более того, избежать можно и излишней огласки внутри компании. Если, конечно, случай не претендует на статус показательной порки.

В пользу полиграфа говорит и ряд «количественных» аргументов. По словам Ореста Ковтуна, вице-президента по организационному развитию и персоналу компании «Евросеть», около 25% сотрудников вызывают подозрение, еще только переступив порог компании. «Мы не отказываем им в работе на основании показаний детектора, – поясняет Ковтун. – Просто служба безопасности наблюдает за ними более пристально». Более половины неблагонадежных уже в ближайшее время оправдывают негативный прогноз полиграфа и бывают «пойманы за руку». Остальные инциденты, по словам Ковтуна, предотвращаются на стадии намерения: человек ощущает повышенное внимание к себе со стороны службы безопасности и увольняется сам.

Еще более впечатляющую статистику приводит Георгий Варламов, ведущий консультант фирмы «Омега-консалтинг», специализирующейся на предоставлении услуг в области психологического тестирования и детекции лжи. Согласно исследованиям компании, лишь 10% персонала, не прошедшего тестирование на детекторе, в потенциале абсолютно лояльны к компании-работодателю. Остальные 90% не прочь при случае «забраться в карман» к хозяину, 25% – целенаправленно будут искать такую возможность. Сотрудник же, прошедший процедуру, прежде чем согрешить против корпорации – к примеру, получить «откат», – крепко задумается и в 70% случаев откажется от авантюры. «Ежегодно полиграф позволяет сохранить материальных средств на сумму, превышающую 20% оборота компании», – утверждают консалтеры.

Очевидно, что прохождение детектора «на входе» в компанию в дальнейшем дисциплинирует сотрудников. Но едва ли именно «загогулины» полиграфа способствуют большей осмотрительности персонала и облегчают груз ответственности топ-менеджеров. Скорее всего, дело исключительно в магии слова. Детектор лжи для неспециалиста – почти чудо-машина, разоблачающая лгунов и нечестивцев. В то время как в реальности это всего лишь фиксатор ряда физических реакций. Интерпретация же этих реакций – дело полиграфолога, а следовательно, достаточно субъективный процесс. Именно поэтому результаты теста на детекторе не являются прямым доказательством вины в уголовной практике. В гражданской сфере использование полиграфа никак не регламентируется. «Единственная фраза, которая раньше была в законодательстве, касается добровольности процедуры», – комментирует Юрий Борисенко.

Знал бы, где упал…
Для многих руководителей удачная идентификация виновного в краже или утечке информации становится главным аргументом в пользу «постоянной прописки» полиграфа в стенах фирмы. Таким образом компании пытаются «стелить соломку» там, где, по их мнению, предстоит упасть.

В некоторых крупных компаниях, где менеджеры среднего звена стоят достаточно дорого, в такой подстраховке видят особый резон: даже если новенький не окажется вором и проходимцем, он может принести досадные убытки. «Представьте: компания принимает на работу менеджера, с годовой зарплатой $60 000, – моделирует ситуацию директор «Омега-Консалтинга» Роман Устюжанин. – Для подбора используется или собственный НR-департамент, или кадровое агентство, или хэдхантеры. В последних двух случаях расходы компании еще до принятия менеджера на работу составят не менее $2500 (комиссионные агентства). Потом в течение испытательного срока сотрудник получает зарплату – еще порядка $5000. И если через месяц окажется, что выбор был ошибочным, упущенная выгода составит минимум $12 500: $2500, потраченные на хэдхантинг + $5000 жалованья + минимальный профит $5000, который компания рассчитывала получить от деятельности этого сотрудника. И это против $150, которые компания потеряла бы, если бы непригодность менеджера была выявлена «превентивно», на этапе тестирования!»

Аналогичной позиции придерживается и Вячеслав Папер, президент компании «Экорт» (один из крупнейших игроков на рынке канцелярских товаров), активно использующей полиграф. «Я считаю, что за человеком нужно наблюдать как можно более пристально и знать о нем все, – говорит он. – Мы не ограничиваемся стандартными детектором и камерами слежения, у нас множество «незримых методов». Я убежден, что прежде чем взять сотрудника на работу, надо обязательно пообщаться с ним неформально: расспросить о взглядах на вещи, не имеющие прямой связи с профессией, пригласить на обед, посмотреть как он держится, как ест… Жаль, нет возможности делать это с каждым, мой рабочий час стоит слишком дорого».

Не все руководители компаний согласны с тем, что самым грамотным подходом в деле селекции кадров является жесткий отбор с участием детектора. Например, основной конкурент «Экорта» на рынке канцтоваров компания «Комус» тестами на полиграфе не увлекается. «Это не самый эффективный способ минимизации риска воровства», – полагает Михаил Ахмедов, директор по развитию «Комуса». Не видит особого смысла в использовании детектора при принятии на работу и Алексей Куражов, заместитель гендиректора группы компаний «Амулет», предоставляющей услуги в области обеспечения безопасности (business security), в частности, проверку на полиграфе. Единственным реально работающим методом отделения «зерен от плевел» он считает испытательный срок. Понаблюдав за новым сотрудником «в процессе», опытный кадровик в течение нескольких недель может сделать вывод и о профессионализме, и о том, насколько он вписывается в команду, и о том, стоит ли ожидать от «неофита» серьезных неприятностей. «Зачем мне вкладываться в незнакомого человека? – недоумевает Куражов. – По $100 – 150 в каждого, кто еще не стал сотрудником компании! А если и станет, то все равно после испытательного срока. В этом нет никакой логики». По мнению Куражова, применять полиграф «на входе» целесообразно лишь в двух случаях. Если компания специализируется в «конфиденциальных» сферах и если специфика предприятия предполагает большой штат и высокую текучесть линейного персонала. «В любом случае благонадежность сотрудника еще не является залогом его успешной деятельности в компании, – уверен Куражов. – Человек может быть кристально честным, но не стыковаться с командой по стилю работы, в то время как другой претендент, даже имея какой-то грешок в прошлом или «склонности», может оказаться нужным и полезным», – заключает он.

Дорогого стоит
Зачастую руководители, которые ввели детектор лжи в корпоративный стандарт, становятся его ярыми пропагандистами и увлеченными строителями многоступенчатых систем отбора персонала. Ярчайший пример – Вячеслав Папер: в «Экорте» персонал регулярно тестируется на детекторе, а новоприбывших ожидает целая тест-батарея: полиграф, IQ-тест, тест Люшера (определяющий эмоциональное состояние испытуемого на основе выбранных им цветов). А если воплотятся в жизнь представления Папера об идеальной системе отбора, то в скором времени к ним добавится еще и графологическая экспертиза. «Такой отбор дает мне иллюзию, что я сделал для обеспечения безопасности компании все, что мог», – говорит инициатор системы. При этом он признает, что материально полиграф себя не окупает.

Возможность проверять персонал на честность – удовольствие не из дешевых. По словам Вячеслава Папера, тестирование одного сотрудника обходится компании в $50 – 100. Для предприятия со штатом в 2000 человек тотальная проверка выливается как минимум в $100 000 ежегодно. Несколько иная арифметика у Романа Устюжанина. «Стоимость такого мероприятия для компании со штатом около 2500-2700 человек составит примерно $36 000 в год плюс амортизация и апгрейд приборов», – считает он. ($36 000 – это только зарплата полиграфологов, которых, по мнению Устюжанина, в компаниях с подобной численностью должно быть не менее трех).

За отсутствием штатного полиграфолога всегда можно прибегнуть к услугам компаний-подрядчиков. Тогда тестирование каждой «человеко-единицы» обойдется минимум в $60 при приеме на работу и в $100 в случаях служебных расследований (данные «Омега-Консалтинга»).

В большинстве компаний ни первые лица, ни их непосредственные замы опросу на полиграфе не подвергаются. «Я не могу себе представить, чтобы успешный, востребованный на рынке кандидат, обладатель диплома MBA с легкостью согласился отвечать на вопросы о том, употребляет ли он наркотики и ворует ли вилки в ресторанах», – говорит психолог рекрутинговой компании АНКОР Вера Александрова.

С легкостью или нет, но, например, в «Евросети» через полиграф проходят почти все сотрудники компании, а топ-менеджеры – в обязательном порядке. Операция «чистые руки» не прекращается ни на день. Тестированием сотрудников на полиграфе в этой компании занимается даже не HR-отдел, а отдельная структура, напрямую представляющая интересы акционеров. Объемность человекопотока определяет и штат полиграфологов. Их количество, правда, в компании не раскрывают. Попробуем посчитать. В июле «Евросеть» приняла на работу 550 новых сотрудников. «На входе» претендентов было порядка 1000. «Норма выработки» для одного специалиста-полиграфолога, по словам Ковтуна, составляет три человека в день. В месяц через одного специалиста проходит порядка 60 – 65 человек. Получается, что для полноценного функционирования компании необходимо не менее десятка полиграфологов.

Любовь по расчету
Полиграф – удобная штука. 96-процентная достоверность результатов фактически гарантирует, что абсолютное большинство спорных случаев и неприятных инцидентов разрешаются оперативно и справедливо, а при наличии внятной системы в действиях HR-департамента и службы безопасности не возникнут вовсе. Тем не менее результаты регулярного использования полиграфа не могут не впечатлять. Смущает лишь своеобразная презумпция виновности: с самого начала взаимоотношений с новым сотрудником компания недвусмысленно дает понять, что предвидит возможность возникновения неприятных ситуаций и в случае чего сможет отстоять свои интересы. Столь явная демонстрация технологического превосходства системы над ее «винтиком» может привести к тому, что отношения между ними, действительно, будут складываться не лучшим образом. Тот же «Экорт» – одна из наиболее часто упоминаемых энтузиастами виртуальных профессиональных сообществ компаний. При всей субъективности высказываний на форумах сайтов rabota.ru и e-xecutive.ru частота и контекст реплик свидетельствуют однозначно: у «Экорта» в менеджерской среде репутация едва ли не «режимного» объекта. «Даже успешно прошедший полиграф человек выходит из кабинета с неприятным осадком. Отсюда и текучесть кадров в компаниях, практикующих детектор», – замечает на форуме e-xecutive один из менеджеров. Настороженно относятся к полиграфу и рекрутеры: «Это специфические методы, пришедшие в бизнес вместе с людьми из известных сфер», – говорит Вера Александрова из компании АНКОР.

Тем не менее результаты регулярного использования полиграфа не могут не впечатлять. «За восемь лет работы полиграфа уровень воровства на производстве сократился в несколько раз. В офисе не воруют совсем», – говорит Вячеслав Папер. «При всей существенности затрат на полиграфные проверки их стоимость в 3 – 4 раза ниже потенциальных потерь компании в случаях воровства, не говоря уже об утечке информации», – вторит ему Орест Ковтун.

Область применения детектора

преимущества

недостатки

Где эффективен

Прием на работу

Позволяет отсеивать злоумышленников; вскрывает нежелательные факты и качества: судимость, психические расстройства и проч.

Часто не применим в отношении специалистов «свободных профессий», топ-менеджеров

Крупные компании с высокой текучестью (сервис, сезонные бизнесы)

Служебные расследования

Оперативность, непубличность

Сохраняется вероятность ошибки (4%)

Все компании

Регулярное тестирование

Сдерживающий фактор для потенциальных злоумышленников

Тоталитаризация компании; подавление инициативы сотрудников

Компании, работающие с конфиденциальной информацией (оборонные предприятия, НИИ)



Социальные сети
добавь себе закладку
 
Поставить свой Like
в любимых социальных сетях

Комментарии
К этому материалу пока нет комментариев, ваш будет первым.
 
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.
Обсуждение статьи
Автор: Email:
Код*:
Введите символы, указанные
на картинке справа. Обновить.

Предыдущий материалВсе материалыСледующий материал

 

 

Наверх